EN
EN

Отрасли

  • Авиация и аэропорты
  • Автомобильная промышленность
  • Банки и финансовые институты
  • Государственный сектор
  • Грузоперевозки и логистика
  • Добыча и природные ресурсы
  • ЖКХ
  • Интернет и информация
  • Инфраструктура
  • Машиностроение
  • Медицина и фармацевтика
  • Металлургия
  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Подлежат ли возмещению заранее оцененные убытки?

ОбзорКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Конструкция заранее оцененных убытков (далее – ЗОУ) широко используется в иностранных правопорядках и известна, например, англо-американской системе в качестве liquidated damages: стороны при заключении договора предварительно определяют размер убытков, подлежащих возмещению стороной, нарушившей обязательства по договору.

Указанная конструкция не предусмотрена законодательством РФ, тем не менее она часто включается российскими контрагентами в договоры, подчиняемые как отечественному, так и иностранному праву.

Квалификация ЗОУ в рамках российского права

Позиция 1
ЗОУ не должны подлежать возмещению, так как в соответствии с п. 5 ст. 393 ГК РФ размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. То есть для определения размера убытков необходимо установление их наличия и причинно-следственной связи между действиями контрагента и убытками.
Отсюда следует, что требование о взыскании убытков в размере, который был определен сторонами заранее, не может быть удовлетворено[1].

Позиция 2
ЗОУ по своей правовой природе является штрафной неустойкой, размер которой согласован сторонами при заключении договора[1], поэтому ЗОУ подлежат возмещению.

Таким образом, российским судам нередко приходится сталкиваться с проблемами квалификации ЗОУ в совокупности с вопросами исполнимости положений договоров по иностранному праву.
Некоторую ясность в данный вопрос внес в июле 2017 года Верховный Суд РФ.

Содержание дела

Банкротство второй по объему перевозок в России компании – ОАО «АК ТРАНСАЭРО» (Авиакомпания) – стало одним из самых громких событий уходящего года.
В рамках процедуры наблюдения компания «СБ Лизинг Ирландия Лимитед» (далее – Кредитор) обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования основной задолженности, в том числе платы за расторжение договоров лизинга (Termination amount). Применимым к указанным договорам лизинга правом было английское право.
Плата за расторжение договоров лизинга в соответствии с заключениями специалистов по английскому праву, представленными в суде в качестве доказательств, в данном случае представляет собой ЗОУ.
Судом первой инстанции во включении платы за расторжение договоров лизинга в третью очередь удовлетворения требований было отказано, в апелляционной инстанции решение не устояло, а соответствующее требование было удовлетворено. Кассационная инстанция подтвердила включение платы за расторжение договоров лизинга в третью очередь удовлетворения требований в качестве основной суммы задолженности[1].
Решение было обжаловано в Верховный Суд РФ, в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегией по экономическим спорам было отказано.

Аргументация суда первой инстанции:

в случае признания требования платы за расторжение договоров лизинга обоснованным кредитор получит полное удовлетворение в сумме предоставленного финансирования и в сумме упущенной выгоды, оставаясь собственником воздушных судов, обладающим правом требования возмещения реального ущерба;
плата за расторжение договоров лизинга носит карательный, а не компенсационный характер, поэтому должна относиться к штрафным санкциям и быть включена в реестр после погашения основной задолженности.

Аргументация суда апелляционной и кассационной инстанций:

плата за расторжение договоров лизинга является ЗОУ, отличающимися от неустойки, разрешенными в английском праве, представляющими собой оценку убытков кредитора, возникающих в связи с досрочным прекращением лизинга;
в соответствии с заключениями специалистов по английскому праву сумма за расторжение договора носит компенсационный характер и является бесспорной (суд не может ее уменьшить, ЗОУ подлежат взысканию в сумме, предусмотренной договором);
возврат воздушных судов не влияет на размер и обоснованность требования, заявленного на сумму ЗОУ.

Выводы

Проанализированное дело показывает, что, несмотря на отсутствие категории ЗОУ в российском праве, российские суды при разрешении споров, возникающих из договоров по иностранному праву, признают действие данного института и не приравнивают его к убыткам в форме упущенной выгоды по российскому праву.
Тем не менее мы рекомендуем при заключении договора, в случае рассмотрения вытекающих из него споров в российских судах, использовать иные формулировки, позволяющие четко определить правовую природу выплаты: возмещение убытков или штрафная неустойка.  Употребление категории ЗОУ на настоящий момент предполагает непредсказуемость в разрешении потенциального спора в российских судах.

 


[1] В соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.