EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Самые интересные дела АС Московского округа за январь

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Возможно, арбитражные суды московского региона станут благосклоннее к ходатайствам о применении арестов имущества и других обеспечительных мер. Пока выводы делать рано, но АС Московского округа в январе 2019 года уже взял на вооружение позицию экономколлегии от декабря 2018-го. Тогда ВС помог АСВ добиться наложения ареста на имущество бывшего владельца банка. Как разъяснения экономколлегии использует АС МО – в нашей подборке.

«Да» обеспечительным мерам

В январе 2019 года Арбитражный суд Московского округаначал активно применять позицию в защиту обеспечительных мер, которую сформулировал в конце декабря 2018 года Верховный суд в деле № А40-80460/2015 . В нем конкурсный управляющий Ипотек Банка пытался привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя банка Дмитрия Сердюка по долгам организации в размере 471 млн руб. Одновременно было заявлено ходатайство об аресте имущества Сердюка (без указания конкретных объектов). Управляющий представил документы, которые доказывали, что бывший руководитель противодействует работе АСВ. Но три московских арбитража отказали в обеспечительных мерах. Заявитель не доказал обоснованность предположений, что активы могут уйти третьим лицам. Именно такой стандартной формулировкой суды объяснили свое решение.

Иного мнения оказалась экономколлегия. Основания наложить арест на имущество сами по себе носят предположительный характер, поэтому здесь нельзя требовать таких же ясных доказательств, как в обычном споре. Стандарт доказывания ниже обычного. Нижестоящие инстанции решили, что требования управляющего основаны на предположениях. Но они не объяснили, почему эти требования «надуманные, невероятные, лишены смысла», противоречат обычной практике, по которой контролирующие лица обычно скрывают свое имущество, указал Верховный суд. А судебный акт с невысокой перспективой исполнения – это, по сути, фикция судебной защиты, говорится в определении ВС от 27 декабря 2018 года. Отсутствие указания на конкретное имущество тоже не мешает наложить арест, отметила экономколлегия. В итоге АСГМ поступил согласно ее указанию.

«Стандарт доказывания в ходатайстве об обеспечительных мерах невысокий, потому что основания их наложения сами по себе имеют предположительный характер», – ВС.

В январе, согласно данным Caselook, АС Московского округа применил эту позицию в делах с участием АСВ пять раз. В трех из них (№ А40-168723/2015, № А40-222631/2016, № А40-151921/2015) речь шла об аресте имущества контролирующего лица по субсидиарной ответственности. В деле № А40-255218/2017 Лесбанк в лице АСВ оспаривал сделку своего должника-банкрота «Тандем Центра», который отказался от 10 квартир в Нижнем Новгороде в пользу ООО «Проект на набережной». Последняя компания начала регистрировать объекты на себя, чтобы передать их третьим лицам. АСВ решило оспорить эти сделки от лица Лесбанка и вернуть квартиры должнику, а пока суд постановил: запретить «Проекту на набережной» распоряжаться объектами. Две инстанции отказали в обеспечительных мерах, но затем Верховный суд выпустил свое определение, что помогло АСВ добиться своего в кассации. «Тройка» под председательством Елены Зеньковой направила дело на пересмотр.

Еще одно разбирательство не связано с банками и АСВ. Конкурсный управляющий ООО «Парклайн Трейд» хотел вернуть банкроту землю в Подмосковье, которую продали и раздробили на восемь частей. Когда суд принял заявление о признании сделки недействительной, участки в очередной раз перепродали другим лицам. Поэтому управляющий решил просить обеспечительные меры – наложить запрет на регистрацию в Росреестре. Он проиграл в двух инстанциях. Но после определения ВС по делу Ипотек Банка коллегия под председательством Любови Михайловой отправила спор по делу № А40-244523/2016 на пересмотр.

«Переломить практику»: комментарии экспертов

Позиция Верховного суда универсальна и может использоваться не только в банкротствах, говорит партнёр АБ «Эксиора» Юрий Сбитнев. Она может помочь в некоторой степени переломить «отказную» практику по обеспечительным мерам. Пока еще прошло слишком мало времени, чтобы делать выводы, но нижестоящие суды уже начали использовать позицию ВС, утверждает Игорь Львов из КСК Групп , который ссылается не только на дела московской кассации, но и на постановление 8-го ААС по делу № А46-1468/2018. Но в московском регионе свои особенности.

Суды в московском округе в абсолютном большинстве случаев отказывают в принятии обеспечительных мер. Ситуация хуже, чем в других регионах. Надеюсь, что определение экономколлегии изменит практику принятия (точнее, непринятия) обеспечительных мер в московских судах.

Партнер Линии Права Владислав Ганжала

Убедить суд в необходимости применить обеспечительные меры помогут доказательства. Какие именно, зависит от предмета спора и конкретной меры (арест, запрет совершать регистрационные действия и т. д.).

"К ходатайству можно приложить решения по другим спорам, в которых суд установил недобросовестное поведение ответчика, или доказательства того, что ответчик намерен ликвидироваться (например, публикация в официальном издании). В рамках спора о вещах можно доказать, что их хотят продать", - Адвокат S&K Вертикаль Иван Бабин.

Важное разъяснение экономколлегии цитирует Ганжала: «Необходимость принять обеспечительные меры может подтверждаться даже объяснениями участника дела, если они убедительны». А в обычной практике, по словам Львова, заявители могут ссылаться еще и на большой размер долга или на то, что арест не лишает права владеть и пользоваться имуществом.

Получить дубликат исполлиста

В деле № А40-124895/2015 АС Московского округа разъяснил, как считать срок на выдачу дубликата исполнительного листа, по которому прекратили производство, а потом он потерялся. Получить копию хотело ФКУ «Дирекция Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы», которому должен был выплатить 4,5 млн руб. «Монтрейд». Решение вступило в силу в марте 2016-го, исполлист был выдан в апреле. Производство возбудили, а потом прекратили, потому что не удалось установить место нахождения должника. По закону приставы должны были вернуть исполлист взыскателю, но он его так и не получил. 6 марта 2018 года отдел ФССП выдал ему справку, что документ «считается утраченным». 4 мая ФКУ обратилось в суд за дубликатом, но ему отказали, потому что учреждение пропустило месячный срок. Столько времени ч. 2 ст. 323 АПК дает для подачи заявления о дубликате с тех пор, как истец узнал об утрате.

Но Арбитражный суд Московского округа не согласился с таким мнением нижестоящих судов. Он напомнил, что исполлисты предъявляются к исполнению в течение трех лет со дня, когда решение вступило в законную силу (ч. 1 ст. 21 закона «Об исполнительном производстве»). Сначала надо отсчитать этот срок, а только потом прибавить к нему месяц со дня, когда взыскателю стало известно об утрате исполлиста. Здесь решение вступило в силу в марте 2016-го, а учреждение обратилось за исполлистом в 2018-м. С такими указаниями кассация направила дело на пересмотр в АСГМ.

В суде перепутали

В деле № А40-254882/2017 АС Московского округа оценил типичную ошибку уведомления, когда суды путают названия компаний. В январе 2018 года «Инженерная группа «Волга» получила по почте определение о принятии дела к производству, но вместо нее была указана другая компания – ООО «Техбокс». Через неделю АСГМ принял определение об опечатке, но «Волга» его не получила. В марте 2018-го суд удовлетворил требования к ней. А в ноябре ответчик решил обжаловать это решение. Пропуск срока он объяснял тем, что суд неправильно уведомил его о процессе. Получив определение с другой компанией, ответчик, согласно его объяснению, решил, что письмо направили по ошибке.

Судья 9-го ААС Валерий Гончаров назвал такую причину неуважительной и отказал в восстановлении срока. «Волга» получила первый судебный акт по делу, значит, дальше должна была сама следить за процессом. Кроме того, сведения размещаются в интернете, где ответчик мог узнать о ходе дела, добавила апелляция.

Но техническая ошибка суда не может негативно сказываться на участнике процесса, отметил АС Московского округа. «Конечно, ответчик мог бы отслеживать информацию по делу, по которому получил письмо в отношении другого лица, – рассудила кассация. – Но такой процессуальной обязанности у него нет». Определение об опечатке «Волга» не получала. В деле нет и других доказательств, которые бы подтвердили ее надлежащее извещение о деле. С такими выводами коллегия под председательством Людмилы Тутубалиной отправила дело на пересмотр в апелляцию.

Автор: Евгения Ефименко

Источник: Право.ru

 

Участники